Что делать?
02 апреля 2020 г.
Конкуренция — залог развития
23 ЯНВАРЯ 2020, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ

Pixbay

Чем спорт отличается от физкультуры? Конкуренцией. Именно она толкает спортсменов на новые рекорды. Тогда почему же молодые люди левых убеждений ратуют за государственную собственность, несовместимую с конкуренцией? Их не убедили сто лет нашей истории? Поможет ли нам возрождение уравниловки, присущей крестьянской общине? Или новая попытка реализовать утопию Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина, декларирующая преимущество бюрократического регулирования перед рыночной конкуренцией? Давайте это обсудим.    

Конкуре́нция — соперничество (от лат. concurrere – «сталкиваться», «соперничать»). Конкуренция, наряду с кооперацией, является универсальной формой существования живой материи, механизмом совершенствования ее форм.

В биологии конкуренция – это конфликтные взаимоотношения между организмами одного и того же или разных видов, в ходе которых они соревнуются за ограниченные средства существования и лучшие условия размножения. В частности, животные ожесточенно конкурируют за территорию, которую они охраняют как свои кормовые угодья.

Конкуренция широко распространена в жизни общества. Девушки конкурируют за наиболее видных и перспективных женихов; юноши конкурируют за наиболее красивых, обаятельных и хозяйственных невест.

Судебная система в развитых странах построена как состязательный процесс между истцом и ответчиком, стороной обвинения и стороной защиты.

В рыночной экономике конкуренция – это соперничество субъектов рыночных отношений за лучшие условия и результаты коммерческой деятельности. Банки конкурируют за финансовые ресурсы вкладчиков и за возможность финансирования наиболее прибыльных бизнес-проектов. Фирмы-производители конкурируют за наиболее выгодные рынки сбыта своей продукции. Продавцы конкурируют за платежеспособный спрос массового покупателя, чему весьма способствует реклама.

Эффективная экономическая конкуренция надежно ограничивает рост цен, а также обеспечивает отбор лучших производителей товаров и лучших продавцов на рынке. Однако конкуренция работает на «отбор лучших» только в том случае, когда на рынке присутствует компетентный покупатель, которому невозможно по среднерыночной цене сбыть низкокачественный товар. Если условие «компетентного покупателя» не выполняется, то конкуренция работает на «отбор худших». 

Американский экономист Д. Акерлоф показал это на примере вторичного рынка автомобилей в небольшом городке. Два дилера скупают подержанные автомобили, ремонтируют и затем вновь продают. Добросовестный дилер при необходимости сделает капитальный ремонт двигателя, что потребует немалых затрат. Недобросовестный дилер ограничится сменой разбитых лампочек, заменой помятого крыла и существенно сэкономит на предпродажной подготовке автомобиля. Если при этом оба автомобиля будут проданы по среднерыночной цене, то недобросовестный дилер получит больший доход и сможет купить уже два подержанных автомобиля и т. д. Однако продать небрежно подготовленные машины по рыночной цене можно только некомпетентному покупателю — это важнейшее условие недобросовестной конкуренции. Если подобные продажи будут повторяться регулярно, недобросовестный дилер в конце концов вытеснит с рынка добросовестного дилера. Из этого примера понятно, сколь важно присутствие на рынке компетентного покупателя. На политическом рынке происходит нечто подобное.

Политическая конкуренция – это конкуренция между большими социальными группами за реализацию своих интересов; конкуренция между проектами общенационального будущего и программами его воплощения; конкуренция между группами политически активных граждан и их лидерами за власть, во многом – за объем контролируемых ресурсов. Основа этих процессов — цивилизованная конкуренция больших социальных групп общества за право влиять на формирование законодательства, продвигая в него через политико-правовой/партийно-парламентский процесс свои интересы. 

Альтернатива цивилизованной политической/политико-правовой конкуренции — политическая монополия. Ее длительное существование чревато масштабными социальными конфликтами. Примеры: самодержавие и гражданская оппозиция в России в начале ХХ в.; политическая монополия КПСС и распад СССР в конце ХХ века.

Политическая монополия чрезвычайно опасна для общества, поскольку с неизбежностью порождает монополии во всех других сферах жизни: управлении государством, экономике, идеологии, в доступе к госзаказам, в научной сфере, в образовании, в СМИ.

Политическая монополия позволяет правящему классу вначале поставить под свой контроль суд и правоохранительные органы с их силовым ресурсом. А затем, используя их как средство квазилегитимного насилия, правящая коалиция обеспечивает себе гарантированную «победу» на каждых следующих выборах и, тем самым, свое самовоспроизводство и своих лидеров во власти, а потому и удобный для себя правящий режим. Функционерам нижестоящего уровня политическая монополия позволяет создавать локальные экономические монополии на региональных рынках с целью извлечения сверхприбыли, поскольку население вынуждено оплачивать монопольно высокие цены.

На политическом рынке конкуренция работает точно так же, как и на экономических рынках. И потому так важно создать систему массового политического просвещения, способную обеспечить повышение компетенции электората. В противном случае невозможно обеспечить реальную политическую конкуренцию, а потому – отбор высокоинтеллектуальной, национально ответственной политической элиты и ее продвижение в высшие эшелоны власти. В свою очередь, без этого невозможно обеспечить высокое качество государственного управления. 

Пример тому – массовое голосование за В. Жириновского на первых многопартийных выборах 1993 г., где он выступал под авантюристическими лозунгами: «Начать военный поход Российской армии к берегам Индийского океана!» (мало нам было авантюры Афганской войны?), «Вернуть Польшу в состав России!» (учитывая неоднократные восстания поляков против России за восстановление своей государственной независимости, попытаться вернуть Польшу можно только силой оружия. Полезно помнить, что Вторая мировая война началась именно с нападения нацистской Германии на Польшу).

Основой политической монополии является нерасчлененность, единство власти/собственности в руках правящего класса. Политическая власть дает возможность распоряжаться собственностью, а собственность позволяет удерживать политическую власть. Этот институт возникает в условиях, когда монополизируются функции по управлению обществом; когда власть откровенно передается по наследству (Азербайджан) или в квазиправовой форме (Россия) происходит передача статуса верховного правителя.

Формы монопольных отношений как основы присвоения монопольной ренты многообразны:

– монополизация распределения произведенного обществом продукта (что было характерно для СССР);

– монополизация сферы внешней торговли (характерно для СССР);

– монополизация функций контроля и управления общественным производством (характерно для СССР);

– монопольный (доминирующий) доступ к высокодоходной крупной собственности (характерно для постсоветской России).

Политическая монополия, закрепляя сферу государственного управления за привилегированными группами господства, неизбежно ведет к вырождению качества стратегического государственного управления, стагнации общества и деградации государства, вплоть до распада.

Так, в Российской империи политическая монополия на государственное управление принадлежала аристократии и высшему дворянству. В Советском Союзе – выходцам из внеэлитных слоев общества в лице монопольно правившей КПСС. Исторический результат тождественный – крах государства. Делайте выводы.


Фото: pixabay.com












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Система Путина. Часть 1
31 МАРТА 2020 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.
Как оценить наши перспективы
26 МАРТА 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Сегодня, если судить по результатам социологических опросов Левада-Центра, многие россияне разочаровались во власти, считают, что она ими манипулирует, а законы и суд —  лишь оформление административного произвола. Конституция особой роли не играет. Но эти настроения не означают, что пришло время перемен. Да, россияне понимают, что правящая бюрократия действует в корыстных интересах и собирает с них дань в разных формах. При этом большинство считает: пусть уж лучше будет такая власть, чем революция с ее жертвами. Кремль этот цинизм устраивает, ему достаточно пассивного согласия населения. И «верхи», и «низы» понимают друг друга, менять систему не желают.
Разговор в электричке
25 МАРТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Вам не кажется, что при обнулении президентских сроков мы по сути  возвращаемся к монархии? Что очередная попытка установить в России республиканскую форму правления опять закончилась неудачей? Ну какая разница между императором и пожизненным президентом с фактически неограниченными полномочиями?
Куда ведет нас культура насилия?
25 МАРТА 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Как показали опросы, подавляющее большинство россиян из выступления Путина перед Федеральным собранием запомнило по материалам  СМИ не его предложения по реформе Конституции, а  лишь  уход Медведева с поста премьера,  к реформе не относящийся. Иными словами, наши современники воспринимают действующую Конституцию так же, как их предки оценивали «самую демократичную в мире» Конституцию СССР — бумажка, к реальной  жизни отношения не имеющая. 
Какова роль ментальности россиян?
20 МАРТА 2020 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Сорок лет назад, осенью 1978 г. я поступил в Ленинградский университет. Попал на вечернее отделение экономического факультета, поскольку при попытке поступить на дневное меня завалили на сочинении. Не умел я, как выяснилось, сочинять. Учеба на вечернем отделении предполагала обязательность работы в дневное время. Многие студенты-вечерники изыскивали тогда возможность устроиться на интеллигентную работу – библиотекаря или кафедрального лаборанта. Я же попал в слесари. На ТЭЦ №7 Василеостровского района. В цех контрольно-измерительных приборов и автоматики.
Средневековая мораль – препятствие развитию
13 МАРТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В своей последней статье в «Ежедневном журнале»[i] Сергей Магарил обращает внимание на важность уровня образования представителей властной элиты. Согласимся, что малообразованным чиновникам и простым людям вряд ли удастся создать высокоэффективные экономику и институты государства, подобные шведским или японским. Скажется недостаток знаний в сфере технических и социальных наук. Но авторитарные правители отсталых стран, их министры обычно принимают решения, исходя из своей морали, то есть представления о «хорошем» и «плохом», «правильном» и «неправильном», о возможности реализовать собственные интересы.
Уровень образованности — условие перехода количества в качество
3 МАРТА 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Памяти Сергея Магарила Закон перехода количества в качество — один из общих законов развития природы, человеческого общества и мышления. Постепенное накопление количественных изменений приводит к скачкообразному переходу к новому качеству. Рассмотрим это на примере числа квалифицированных, образованных россиян и качества социально-экономических отношений в России.
Какое государство изволите?
2 МАРТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
  Признание того, что в России построено корпоративное государство, сформировался государственно-монополистический «капитализм для своих» («кронизм»), стало общим местом. Но дискуссии на эту тему продолжаются. Внесем в них свою лепту. Общепризнанного определения государства нет. Считается, что это политическое и культурное сообщество людей, проживающих на определенной территории (зачастую ее называют страной). 
Удар электрошокером обществу
21 ФЕВРАЛЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
К беспредельному мраку привыкают постепенно. К чиновной наглости и полицейщине, пропагандному вранью и дебилизму, бесправию и грабежу. Хозяева наползали постепенно, с каждым годом ускоряя шаг. А теперь размахнули по полной. Стесняться уже не приходится. Наоборот, демонстрируют всевластие мрака. Дело «Сети» – особый сигнал. Можно сказать, знамение. Мы обязаны осмыслить его и понять. Слишком многое раньше пропускали мимо – за что и получили сегодняшнее.
Не та дорога, товарищи!
17 ФЕВРАЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На XIX ежегодной конференции из цикла «Леонтьевские чтения», прошедшей недавно в Санкт Петербурге, зал бурно аплодировал докладчику, рассказавшему о достоинствах кооперативного движения, о том, как кооперативы могут вовлечь в управление предприятиями трудовые коллективы, какой это перспективный путь развития общества. Из вопросов и выступлений участников конференции стало ясно, что немалая часть нашей интеллигенции по-прежнему находится в плену утопических идей «социализма с человеческим лицом», «рабочего самоуправления», «аренды трудовыми коллективами госпредприятий» и пр., доказавших свою несостоятельность. Это подталкивает нас обсудить некоторые обстоятельства.